Узнайте прямо сейчас 2 базовых техники ножевого боя 1 психотехника для ускорения прогресса в подарок 2 уникальных бонуса

Куда нам отправить Ваши уроки?

Часть 2. Интервью с основателем школы тактического ножевого боя «МАКО»

 

Арсен М. Александр Слесарь интерьвьюАрсен Георгиевич: Боец должен не искать слабые места противника, а создавать их.

 Александр:  Каким образом? Как это понять – создавать их?

 Арсен Георгиевич: А создавать, это обозначает, ну например, если противник очень  сильный, обладает сильным захватом, вместо того, что бы мне противостоять этому сильному захвату, за счет увеличения своей физической силы на тренировках или чего-то, я должен сделать так, чтобы противник сам ослаблял силу своего захвата.  Если у него очень сильный удар, это его плюс, да. То я, значит, должен использовать этот удар так, что бы противник потерял способность наносить удар, то есть, его преимущество я должен превращать в его недостаток.

Александр:  Пока это трудно понять.

Арсен Георгиевич: Я понимаю. Если противник очень быстро двигается – это его преимущество, и если я вокруг него бегаю и вращаюсь, надеясь, что он где-то там споткнется и что-то там произойдет, значит, я пытаюсь найти слабое место в нем. Вместо этого я должен сделать, чтобы он перестал быстро двигаться, замедлить его движения. Иначе говоря – не противостоять действиям противника, не пытаться найти против них противоядие, а коренным образом менять.

Александр:  А замедлить – это как?

Арсен Георгиевич основатель школы ножевого боя МАКО:

А это обозначает, что… я в зале показывал на чем оно основано.  Там для этого используются особенности психики человека. Воздействие на его подсознательное начало.  Правильное использование его рефлексов, в том числе и непроизвольных и все такое. Еще раз говорю, если противник быстро перемещается, надо не пытаться угнаться за ним, а нужно сделать, чтобы он перестал быстро бегать.  Если противник вас атакует, нужно сделать, чтобы он прекратил свою атаку и остановился на месте.  Самое желательное.

Если он попытается Вас хватать, вместо того, чтобы вместо разного рода ухищрений пытаться избежать захвата, необходимо сделать его захват в нужное время и нужным образом и потом использовать его в своих интересах. К сожалению, большинство бойцов, для того, чтобы это сделать – они ждут момент, когда противник наконец-то сделает это движение и этот захват.

И тут уже играет роль случай.  Случайно противник может это сделать, а может и не сделать. Поэтому если мне нужно, чтобы он это сделал этот захват (как мы сегодня отрабатывали), человек проходит в ноги. Вместо того чтобы думать – как мне на ногах устоять, когда он кидается, я начинаю менять направление движения противника, заставляю его остановиться на месте или пойти на захват, но так, как нужно мне.

Арсен М и Алесандр Слесарь Интервью 1Александр:  Я понял Арсен Георгиевич, у нас же вопрос  в чем…

Арсен Георгиевич: Чтобы система была универсальной, боец должен обладать способностью тотально управлять действиями противника. При помощи приемов этой универсальной системы боец должен уметь из мыслящего противника, обдумывающего свои действия,  сделать биоробота своеобразного, который не думая просто реагирует на какие-то внешние раздражения.

Александр:  Это уже воздействие на психику.

Арсен Георгиевич: Совершенно верно. Будь то визуальные, тактильные или аудиальные.  Вот если человек умеет управлять своим противником – то далее уже физическая сила противника, его размеры, его боевой опыт, скорость его реакции, его возраст – не имеют никакого значения. И при этом совсем не важно в каком состоянии сам боец находится.

Александр:  Арсен Георгиевич, но это же нужно годами учиться, наверное.

Арсен Георгиевич: Нет, совсем не обязательно.  На самом деле все гораздо проще.

Александр:  Это как? Можете объяснить? Сейчас очень мало времени. Людям нужно как-то объяснить.

Арсен Георгиевич:  Вместо того, чтобы попытаться понять все аспекты системы, человек должен в первую очередь освоить те навыки, которые позволяют ему  решать сиюминутные, теперешние тактические задачи.

Александр:  Век информации, мало того, что у нас итак работа-дом, работа-дом, работа-дом, еще прийти на тренировку, еще семье нужно уделить время.

Арсен Георгиевич: Я понимаю. Здесь все дело в методике обучения, в методике подготовки, которая отличается от всех прочих, в частности…

Александр:  В чем методики?

Арсен Георгиевич:  В частности… поясняю, когда боец подходит подготовку по методике того или иного единоборства – вся полученная им информация – она запечатлевается в  его памяти. Проблема заключается в том, что человек может извлекать информацию из своей памяти только тогда, когда его сознание находится в нормальном состоянии.  Но, когда происходит внезапная атака, или же, когда человек понимает что противник, который ему встретился – ему не по зубам, т.е. сильный. То это вызывает у него сильный стресс. В свою очередь это приводит его сознание в суженное состояние.

Александр:  Другая ситуация, другая атмосфера.

Арсен Георгиевич:  Совершенно верно. И поэтому, находясь в таком состоянии, он не может вспомнить ни одно действие и далее он переходит на чисто рефлекторную защиту.

Александр:  Значит, что нужно делать?

Арсен Георгиевич: Значит, отсюда вывод, необходимо, поскольку человек под воздействием стресса начинает действовать подсознательно, следовательно, в подсознание нужно ввести именно те оборонительные навыки и  рефлексы, которые начинают действовать именно под воздействием стресса. А обычно, даже у очень подготовленного бойца в подсознании заложены самые элементарные, рудиментальные – я бы так сказал, рефлексы и навыки и все такое.

Александр:  Значит нужно получить рефлексы?

Арсен Георгиевич: Нет. Следовательно, я еще раз повторяю, необходимо добиться того, чтобы боец, находясь под воздействием стресса, действовал подсознательно, действовал правильно.

Александр:   Мм, я понял.

Арсен Георгиевич: Как показала практика, человек, подготовленный по подобной методике он действует, даже не понимая что делает. И большинство бойцов, которые выходили из серьезных передряг говорили: «Сам не понимаю, как я это сделал, но сделал все как на тренировке».

Александр:  Это значит уровень привычек?

Арсен Георгиевич:  Нет, не уровень привычек.  Это значит, что у него  заложены новые боевые установки, новые навыки, но они находятся не на уровне сознания, а глубоко в подсознании.

Александр:  Я – понял.

Арсен Георгиевич: И поэтому, если у нормального бойца внезапное нападение вызывает стресс и лишает его способности вспомнить, что там у него, какой там боевой опыт он набрал, то боец подготовленный по такой методике,  в момент стресса наоборот вспоминает все то, чему его учили. Именно и это позволяет бойцу, освоившему вот эту систему – действовать в экстремальной обстановке, потому что все его действия носят обдуманный характер, не судорожный, где я только реагирую на движения противника, на что-то, где я  делаю то, что нужно. Например, когда противник нападет, боец может только гадать, как он на него нападет, чем он его ударит: рукой, ногой. А если так – то как именно ударит? С какой стороны. То есть…

Александр:   Арсен Георгиевич, тут же возникает такой вопрос: «Если человек вооружен информацией, соответственно он опасен. То есть, если человек знает, что я владею тактическими приемами и управлением им, то он, понимая это, он может против меня же воздействовать  уже…

Арсен Георгиевич: Не может.

Александр:  Почему?

Арсен Георгиевич: Потому что он не знает, что именно я буду делать.

Александр: Допустим. Возьмем пример соревнований. Когда выступают два бойца, если они на высоком уровне, они готовятся за полгода, изучая друг друга. А что происходить здесь? Они знают, что будут нападать – они изучают уже обстановку.

Арсен Георгиевич: Я Вам как-то говорил, что в той системе, которую я даю, там определить способ, который я должен применить к противнику зачастую зависит даже от направления его взгляда. Вот куда он посмотрел. И, в зависимости от того, куда он смотрит: на лицо, на руки, на ноги или в сторону – я могу его включить.

Александр:  А как же…? Секундочку. Дело в том, что в абсолютной темноте он меня не видит.

Арсен Георгиевич:   Вопросы, связанные с действиями в условиях плохой видимости или когда у человека глаза запорошены пылью, залиты кровью или что-то – другой вопрос. И он имеет больше отношение к такой теме, которая называется «Развитие боевой чувствительности». Когда человек, находясь в контакте с противником, дотрагивается до него любой частью своего тела, любой частью,  по характерным движениям противника может определить откуда и как тот нанесет ему удар.

Александр:  А как же зимой, если куча одежды? (показывает на себе объем)

Арсен Георгиевич: А какая разница, что зимой, ну согласитесь, чтобы зимой, чтобы так раздеться. Чтобы нанести мне удар – Вы должны это сделать резко. Ну не будете Вы меня бить замедленно. Иначе это будет толчок. Я должен уметь — как принцесса на горошине, лежит на 12-ти матрасах, а горошину чувствует.  Так вот. Я должен эту горошину прочувствовать.

Александр:  А в отношении скажем, боевого опыта. Есть такое понятие – как интуиция, «шестое чувство» у бойца. Слышали Вы об этом?

Арсен Георгиевич:  Да, конечно слышал.

Александр:  Как Вы относитесь к этому? Как это развивать? В жизни человека бывает «чуйка», еще что-то.

Арсен Георгиевич:  Я понимаю вопрос.  В чем интересность ситуации? Пример: когда бойцы, позанимавшись длительное время каким-то видом единоборств, почувствовали, что они пришли в тупик. Короче говоря, они понимают. Все. Дальше деваться некуда. Результатов не видно. Они тогда начинают искать способ, который позволяет им приобрести новые боевые качества. В частности, многие инструктора начинают вещать, что боец должен развить в себе шестое чувство. Иначе говоря, они ему рекомендуют развить в себе предвидение действий противника.

Этот путь не верный. Определить, что тот будет делать, как он будет делать и все такое и тому подобное. Я сейчас поясную относительно шестого чувства. Это шестое чувство позволяет человеку быстро реагировать, так же реагировать на внезапную атаку, и тому подобное. Люди пытаются это освоить, а у них не получается. Почему? Потому что противник запросто может за счет каких-то обманных действий внушить вам ошибочное ощущение, что он сейчас будет делать вот это. А Вы и попадетесь на этом.

Александр:  Бывает такая ситуация, что иду  по улице и что-то чувствую, что что-то не то будет. Я про это говорю.

Арсен Георгиевич:  Не-не-не-не. На самом деле то, что Вы называете, я чувствую, — это является результатом неосознанной обработки поступающей извне информации. Вы ее не осознаете, но на подсознательном уровне происходит работа. Например: по взгляду человека, который там стоит возле стенки или идет Вам навстречу, по какому-то изменению ритма его движения, по характерным движениям его рук или чего-то. Вы не осознаете, но Вы начинаете ощущать какую-то опасность исходящую.

По большей части это зависит от личных персональных качеств каждого человека. У одного они сильнее развиты, у другого слабее. Дело даже не в этом. Дело не в этом.  Дело в том, что даже во время боя, пытаться предугадать, откуда и как  противник меня атакует или нанесет удар – это путь, как говорится, в никуда.  Поэтому, вместо того, чтобы пытаться предугадать действия противника за счет этого пресловутого шестого чувства – я должен заставлять его делать нужные действия. И в таком случае необходимость предугадывать его действия отпадает сама собой.

Александр:  То есть это уже действие на опережение и управление.

Арсен Меликджанян и Алесандр Слесарь интерьвью 2Арсен Георгиевич: Управление. Управление. Потому что если я за счет шестого чувства, как Вы говорите, попытаюсь предугадать действия противника – это означает, что я действую вторым номером. Сначала противник должен что-то замыслить. А потом только я должен на это дело отреагировать. За счет шестого чувства.

А я постоянно  речь веду о перехвате инициативы. Не гадать о действиях противника, а заставлять его делать нужные вещи. И в таком случае, даже если Вы изначально по скорости реакции уступали своему противнику – у Вас появляется возможность опережать его.

Некоторые же идут по пути: «Вот я должен тренировать свою реакцию». Но реакция имеет для каждого человека определенный уровень.  Выше этого он не поднимется – ну хоть убей его. Пусть он сто лет тренируется, все равно он выше этого не поднимется. И поэтому, если у бойца изначально замедленное чувство реакции, то один из способов не проиграть бой – это управлять действиями противника, не реагировать на его движения, а вынуждать его действовать в нужном ключе.

Александр:  Арсен Георгиевич, мы говорим сейчас о школе, об управлении, что Вы скажете насчет того человека, который занимается в этой школе. Каким он становится? Как это помогает ему в бизнесе, как это помогает ему в жизни? То есть, «чем человек занимается – тем он и становится». Допустим, если это шахматист – то он учится думать стратегически, если это боксер – то у него соответственно психология человека строится так; о чем он думает – тем он становится. Как эта система воздействует на человека в жизни?

Арсен Георгиевич:  Хорошо. Объясняю. Когда человек понимает, что он, даже в конфликтной ситуации управляет действиями своего противника – это снимает его внутреннюю напряженность. Если у него снята внутренняя напряженность  — он чувствует себя более уверенным. Если он чувствует себя более уверенным – его оппонент, ощущая эту его внутреннюю уверенность, начинает вести себя иначе. Кроме того, уверенный в себе человек, уверенность которого основана не просто на каких-то волевых качествах, а на том, что он понимает, что он делает. Он понимает первопричину вещей. Он более адекватен, более хладнокровен. Он способен правильно реагировать на ту или иную реакцию, не допуская срывов. Но опять-таки говорю, самое главное, как только противники почувствуют его внутреннюю силу, они начинают действовать иначе.

Александр:  Есть такое.

Арсен Георгиевич Меликджанян: То есть усиливается его воздействие на людей.

Александр Слесарь:    Арсен Георгиевич,  – как Вы пришли к такой методике, что  послужило тому, что Вы начали искать систему тактики, систему управления…

Продолжение следует…

 

Share on Facebook0Share on Google+0Share on VK

коментарии